воскресенье, 8 июля 2012 г.

Пётр и Феврония. А чем они, собственно говоря, знамениты?

8 июля отмечается день св. Петра и Февронии, или, как его ещё называют, День семьи, любви и верности. Этот праздник в последнее время активно продвигается в противовес 14 февраля. дню св. Валентина.
А чем так прославилась эта княжеская чета?
Где-то в конце XII века жил в Муроме князь. Звали его Пётр. И случилось у князя несчастье: заболел он проказой. Сколько не бились муромские врачеватели над княжим недугом - всё без толку. И вот прослышали: дескать, рязанской глуши живёт некая Феврония, делает такие снадобья, что любую проказу как рукой снимает. Недолго думая, отправил князь Пётр своего слугу к Февронии. Выслушала Феврония сказ слуги о недуге князя и сказала: «Вылечу князя. Везите его ко мне. Но с одним условием: пускай он женится на мне». Передал слуга князю слова Февронии. «Ладно, скажу что женюсь, главное, чтобы вылечила. Не пристало мне, князю, жениться на простолюдинке. Мне тут соседские княжны глазки строят», - подумал князь и приказал снаряжать поезд к лекарше.
Привезли, значит, князя болезного к Февронии. «Лечи». А Феврония-то не дурой оказалась: все язвы смазала, а одну нет. Увезли князя в свои палаты. А сватов к Февронии не засылают. А, тем временем, от незаживлённой язвы тело князя Петра вновь покрылось струпьями. «Везите меня обратно к Февронии!!! Пусть долечивает. Черт с ним, женюсь я на ней!!!», - закричал князь, да так, что стены его терема задрожали.
Привезли. Долечила. Поженились.
Как гласят древнерусские источники. князь был верен своей супруге, налево не гулял. Ну да, погуляешь тут, чем-нибудь кое-что помажет, так и отвалится.
Княгиня тоже блюла верность своему супругу. Ведь не каждой простолюдинке супруг такой достаётся. Однажды плыла Февронья в сопровождении своего двора по Оке-реке на ладье. И один охальник посмотрел на Февронью, глаза у него загорелись, и конец-то у охальника встал, да так, что чуть кольчугу изнутри не продырявил. Увидав такое, Феврония подозвала охальника к себе, даёт ему чашу и говорит: «Зачерпни воду с левого борта ладьи». Зачерпнул. «Выпей». Выпил. «А теперь зачерпни с правого». Зачерпнул. «Выпей». Выпил. «Вода чем-нибудь отличается?», - спросила княгиня. «Нет, ничем она не отличается», - сказал охальник. «Так и мы, женщины, между ног ничем не отличаемся. Беги быстрей к своей жене. А то...!».
За время супружеской жизни родили Пётр и Феврония трёх детей: сыновей Юрия и Святослава и дочку Евдокию. Что по тем временам было совсем немного. Вон у современника Петра, князя Всеволода Большое Гнездо было 12 детей.
Князь Пётр, как и подобает князю тех времён, участвовал в межрюриковичских распрях: на стороне Всеволода Большое Гнездо ходил походом на Рязань, а, по смерти Всеволода, помог взойти на великокняжеский владимирский стол его сыну Юрию.
А княгиня, надо полагать, занималась женскими делами того времени: ткала, пряла, вышивала, да по хозяйству.
А под конец жизни супруги, видать так устали друг от друга, удалились по монастырям. И умерли, как пишут древнерусские летописи, в один день, но каждый в своём монастыре.

В покровительстве влюблённых пар Пётр и Феврония, в отличие от римского пресвитера Валентина, который, несмотря на запрет императора Клавдия II жениться солдатам, тайно венчал влюблённые пары, за что и поплатился жизнью, замечены не были. Так за что же и такая честь? За то, что не яблись налево-направо? Ну так о причинах этого я говорил выше.

Оригинал записи на stafford-k.livejournal.com. Комментарии оставлять можно там же.